«Где стоят российские танки, там появляется прямая власть патриарха»

Андрей Кураев об итогах заседания Синода

Эксклюзивы
15 марта, 14:36
15 марта, 14:36
Автор:   Женя Иванов
Main Image
Андрей Кураев

Главной темой прошедшего накануне заседания Священного Синода - высшего органа управления РПЦ - стала внешняя политика РФ и оккупированные территории. «МО» поговорил об продолжающихся переменах в Русской православной церкви с богословом и давним критиком патриарха Андреем Кураевым, уехавшим из России после объявления его иноагентом. 


— Первое, что бросается в глаза, когда читаешь текст прошедшего Синода — это концентрация слова «Украина». Это что-то новенькое для таких собраний в РПЦ?

— Ничего нового. Есть слова Христа, который говорит о грехе властолюбия и лицемерия. Христос, описывая обыкновения современного Ему общества, говорит Своим ученикам «а у вас да не будет так». К сожалению, эти слова Христа расслышали только отдельные люди в истории христианства, а массовые, особенно государственные церкви, в общем-то, пропустили их мимо ушей.

Собственно говоря, главная тема минувшего Синода – это борьба за власть.

На разных уровнях и в разных аспектах. Ну, например, для Молдовы назначен новый епископ, причем в Чадыр-Лунга в Гагаузии. В жизни Молдовы есть свои внутренние линии напряжения: есть проблемный для Молдовы Приднестровский регион, и не менее проблемный Гагаузский регион. Гагаузы – это не молдаване, это тюрки, которые когда-то приняли православие, по обмену вышли из Османской империи и перешли в пределы Российской в самом начале XIX века. А в обмен русские диссиденты, липоване (староверы) ушли на территорию нынешней Румынии.

Соответственно, гагаузы — это тюркоязычные православные граждане Молдовы, заселившие Буджакскую степь, и им хочется больше самостоятельности и автономии. В целом, они по этой причине ориентированы больше на Москву, чем на Кишинев, и уже очень давно просят, чтобы у них был свой епископ. Естественно, они хотят видеть своим епископом не молдаванина, а гагауза. При этом надо сказать, что в клире Русской православной церкви, среди тех, кто служит на территории Российской Федерации есть монахи гагаузы, которые вполне могли бы быть епископами на своей родине. Москва и патриархия не решается на этот шаг, противоречащий воле Кишинева. 

Сейчас, соответственно, Кишинев усугубил эту ситуацию, как бы сказал: «получайте, гагаузы, епископа, пусть в статусе викарного, то есть заместителя провинциального Кагульского молдавского епископа; он молдаванин, который ни дня не жил у вас, не знает вашего языка, но зато он был танцором в ансамбле песни и пляски Группы Советских войск в Германии и теперь будет править вами». 

Появление двух новых епископов в Молдове тем более выглядит смешно и скандально на фоне того, что численность прихожан Кишиневской митрополии Московской патриархии последнее время уменьшается, потому что священники и приходы уходят в структуры, созданные Румынской патриархией. То есть чем меньше православных молдаван, тем больше епископов будет ими руководить. Немножко странная логика.

Вторая заграничная тема тоже очень интересна – это решение по Азербайджану. В Азербайджане два года назад умер русский епископ Александр Ищеин, который был абсолютно лоялен к клану Алиевых. В 2021 году он умер, и там появился своеобразный человек — архимандрит Алексей Никоноров. Он уроженец Баку, знает местный язык, жил большую часть жизни именно там, однако после конфликта с Александром (чьей правой рукой он был) 15 лет жил в Италии. Вернувшись в Баку в статусе секретаря епархии, он явил себя еще большим алиевцем, чем покойный архиепископ. В оба этапа Карабахской войны его заявления были весьма и весьма односторонними: что Азербайджан освободил свою коренную землю, что армяне вообще там никогда не были и быть там их не должно, что все происходящее — это «наша» отечественная война, где геройствуют «наши шахиды», и прочее.

Этот Алексей очень хотел стать епископом. Два года он, по сути, руководил жизнью в Бакинской епархии (там 26 священников) и надеялся, что Москва сделает его епископом. Однако полгода назад Москва назначила туда совершенно другого человека, что на мой взгляд тоже было странным решением. Человека из глубинки России, который совершенно не был знаком с местной спецификой. Его назначили, но его там не приняла ни власть, ни общественность.

Надо сказать, что епископ в Азербайджане – это больше, чем епископ. Это этнарх, то есть руководитель русской общины, которая достаточно велика. Поэтому, конечно же, для администрации президента Азербайджана это не вопрос чисто внутренней жизни какой-то религиозной общины. Поэтому из Баку сказали внятное «нет» московскому чужаку. Москва это услышала, и епископ, который был назначен в Баку, так до Баку и не доехал; его отправили в Сибирь в райцентр Томской области.

Это не первый такой случай. Я помню, что епископ Валентин Мищук в начале 90-х годов не доехал до Парижа. Его туда назначили, но французская контрразведка сказала, что у нее о нем есть определенная информация, и его там видеть не хотят. Похожая ситуация была с Гурием Шалимовым, которого пробовали послать в Австралию, но Австралия его не пустила, и в итоге Гурий оказался в Париже, но оттуда через год вынужден был с позором уехать, потому что там его потащили в суд по гомосексуальному обвинению.

Так что это не единичный случай, когда какая-то страна не выдает агреман представителю Московской патриархата. В Баку это повторилось, но в итоге решение Синода было как бы соломоновым — убрать обоих зачинщиков конфликта. То есть несостоявшегося бакинского епископа отправили в Томск, а того, кто противостоял ему, все равно не сделали епископом и вернули назад в Италию.

Здесь мы коснемся уже другой темы: для русской церкви огромная проблема последних четырех лет — это то, что страны Западной Европы очень неохотно выдают визы для священников Московской патриархии. Причины совершенно понятны (ковидный занавес, а потом СВО), но для патриархии это означает невозможность ротации кадров. Стало трудно посылать священников в европейские страны, потому что их просто не примут. Но, значит, и отзывать священников назад в Россию из Европы тоже стало трудно: некем заменить. Можно лишь перемещать священников внутри зоны ЕС, а вот посылать из Москвы — трудно. Никоноров из Баку в Италию едет спокойно, потому что, во-первых, у него есть азербайджанский паспорт, а во-вторых, судя по всему, у него есть какое-то итальянское ПМЖ, потому что он 15 лет там жил и работал. 

А вот в Норвегии Синод сам создал проблему. Ибо он принял решение — очень тихое, самое последнее в списке решений этого Синода — священника из города Берген в Норвегии отозвать в распоряжение московского патриарха. 

Казалось бы, все совершенно дежурно — окончание срока командировки, но, во-первых, из западного мира давно никого не отзывали с такой формулировкой, именно потому, что некого послать взамен, а во-вторых, потому, что этот священник стал объектом волны ненависти некоторых патриархийных блогеров, которые обратили внимание на то, что он поместил у себя украинский флаг на аватарку в фейсбуке, призывал к сбору денег для украинских беженцев и вполне однозначно выступил против путинской военной операции.

Есть весьма большая вероятность того, что его отозвали для того, чтобы потом просто отдать под суд. Причем суд не только церковный, но и государев. Надеюсь, отец Дмитрий Останин не поедет по пути Навального из пограничного пункта сразу в тюрьму. Я думаю, что он все-таки останется на месте, а поскольку он создавал русский приход Бергене, я думаю, что и его община тоже останется с ним и, скорее всего, пойдет ко Вселенскому Патриарху. 

То есть патриарх Кирилл теряет целую общину. Причем он это понимает, и принимает сознательное решение — пожертвовать не просто одним человеком, а целой общиной. И вот тут возникает вопрос о системе ценностей патриарха Кирилла. Ради чего он готов на такой убыток? Похоже, опять ради того, чтобы сказать Кремлю «я ваш», показать, что он жестко вдалбливает вертикаль власти в свою систему. Карает и репрессирует тех, кто в чем-то не согласен с линией партии, даже если те находятся за границей РФ.

Из остального стоит отметить решение по Запорожью. Оно не новое.

Понятно, что где стоят российские танки, там вдруг появляется прямая власть патриарха, а церковная власть Киева отменяется.

Сначала так было с Крымом, потом с Донецком-Луганском и теперь с тем, что называется «новые территории Российской Федерации». Поскольку Запорожье и Херсон «освободить» не удалось, то те территории Запорожской области, которые все же оказались не под контролем Киева, теперь приходят в новосозданную Бердянскую епархию под прямым правлением патриарха Московского, минуя Киев.

И тут стоит заметить, что трижды в синодальных решениях того дня возникла детская тема «а это не считается!». Но сначала – о большой геополитике.

Китай проводит свою колонизацию Африки (и не только). Он скупает активы (полезные ископаемые), строит транспортную инфраструктуру, включая морские порты и железные дороги. Кремль в пику Китаю или в партнерстве с ним решил идти тем же путем. Госмонополии пошли в Африку. Их большие вложения и приобретения нуждаются в охране. Местные режимы слишком шаткие.

Поэтому охрану своих авуаров Кремль доверил своим же ЧВК. А для придания благовидности этой хоть и антизападной, но столь же колониальной политике, интервентов сопровождают миссионеры

В сентябре 2021 года патриарх московский создал свою структуру в Африке. Традиционно этот континент считался территорией древнейшего Александрийского патриархата (с центром в Египте). Понятно, что тот воспротивился такому вмешательству и объявил о лишении сана московского «экзарха».

В итоге на мартовском Синоде было сказано:

- Считать незаконным и недействительным решение Синода Александрийского Патриархата об «извержении из сана» исполняющего обязанности Патриаршего экзарха Африки епископа Зарайского Константина.

- Священнослужителей Православной Церкви Молдовы, совершивших своевольный переход в «Бессарабскую митрополию», запретить в служении.

- Отвергнуть решение Синода Румынской Православной Церкви о непризнании действительности канонических прещений, наложенных на священнослужителей Православной Церкви Молдовы, принятых без отпускных грамот в «Бессарабскую митрополию» Румынского Патриархата.

- Считать якобы не бывшими прещения или административно-дисциплинарные меры в адрес священнослужителей Украинской, если те ушли от своих епископов к патриарху Московскому.

Как всегда в дни войны христиан между собой, Бог в растерянности: мольбы-приказы какой из сторон слушать и исполнять? Патриарх Кирилл, конечно, убежден, что Бог и Его святые обязаны слушать его указания и назначения. В день заседания Синода он своим личным указом приказал святому Пимену Угрешскому приступить к исполнению обязанностей «небесного покровителя работников уголовно-исполнительной системы Российской Федерации». Сам Пимен (жил в XIX веке) к тюрьмам и их надзирателям не имел никакого отношения. Просто его городок в советские годы получил имя Дзержинск…

— А были ли какие-то кадровые решения без политического подтекста?

— В путинской России политизировано все. За один день до Синода патриарх объявил о лишении сана московского игумена Петра Еремеева. Это человек совершенно лояльный и системный. В начале тысячелетия он был проректором Московской Духовной Академии. И вдруг в 2005 году патриарх Покесий его сослал аж в Хабаровск. По слухам (а куда без них в закрытой системе) за слишком интимный интерес к семинаристам. Один из студентов с аналогичной репутацией тут же улетел под крыло Еремеева. В 2010 году новый патриарх Кирилл начал реабилитировать жертв «голубых скандалов» прошлых лет. Еремеев был возвращен в Москву и стал ректором Российского Православного Университета (а проректором при нем был ныне знаменитый открытый гей Антон Красовский). А тот студент стал аж епископом. В Биробиджане. И вот Синод сразу после церковной казни Еремеева испепеляет и этого кадра, определив: «Освободить архиепископа Ефрема от управления Биробиджанской епархией. Местом пребывания Преосвященному архиепископу Ефрему определить Иверский мужской монастырь г. Ленинск-Кузнецка под надзором Преосвященного митрополита Кемеровского и Прокопьевского Аристарха».

Не исключено аналогичное подозрение и в кейсе епископа Игнатия Пунина, еще недавно управлявшего Выборгской епархией, а ныне и все на том же заседании Синода лишенного всех епископских полномочий.

Политика это или нет? При учете государственного курса на искоренение «движения ЛГБТ», ответ может быть положительным.

Но, как и в государственной борьбе с этим явлением, и в церкви есть фигуры неприкасаемые. Накануне заседания Синода я советовал вернуть в Россию митрополита Илариона Алфеева «в связи окончанием срока командировки» в Венгрию. Потому что есть люди, готовые подать на него в суд с очень нехорошими обвинениями. Причем этот суд будет в Европе, а не в России. Я уже упоминал, что в аналогичной ситуации Гурия Шалимова быстро вызвали из Парижа. Но Иларион — не Гурий. Он — мост между патриархией и Ватиканом. При этом критикующий Ватикан за его толерантность по отношению к геям. И скандал с Иларионом станет очень сильным ударом по дипломатии РПЦ. Но Синод оставил его в зоне риска.